Astrit
   

21 февраля 2016

Инктоберы

 

Я была очень любопытным ребенком, наблюдала за тем, как стекает вода по старым крышам, как синицы сидят на подоконнике зимой и клювом бьют оконную сетку.

Лазила по всем ящичкам и полочкам, до которых только могла дотянуться. Но особенно меня привлекали старые альбомы моих родителей. На снимках порой попадались удивительные вещи, которые я видела первый раз в жизни. Я перелистывала их с заведомой регулярностью, и каждый раз натыкалась на что-то новое. Мама, заметив, что я пару минут что-то упорно разглядываю в пределах одной страницы, садилась обычно рядом и говорила:

-Ну, что на этот раз? А, комод! Давай я тебе расскажу о том, как мы раньше одевались, как гладили сами одежду и как открывали маленьким медным ключиком кованый замок.

-Удивительно! С восторгом говорила я. Сколько всего нужно было сделать, чтобы просто пойти погулять. А сейчас мы тратим на это всего ничего.

Вот уже целый месяц я ждала свой день рождения. Мне скоро исполнится целых 5-ть лет. И я, наконец-то, получу доступ к информационному миру, свой прозрачный смартфон! Я ходила по комнате родителей и разглядывала стоящий на пьедестале смартфон по размеру больше двух моих ладошек, но такой прекрасный, что я не могла отвести от него взгляд. Вот он, мой доступ в будущее, -думала я. Сам смартфон был абсолютно прозрачен, и если бы не розовый чехол, который подобрала к нему, мама, то я вряд ли смогла бы его заметить на полке.

До моего дня рождения оставалось всего неделя. Коробка с мамиными игрушками была подготовлена к отправке и мирно дожидалась в углу комнаты часа прощания. Играть с простыми механизмами, типа кукол и мячей, мне совсем не хотелось. Я засыпала с мыслью о том, что скоро попаду в виртуальную реальность и стану новым звеном этого мира. Моих родителей отличала жесткая консервативность в воспитании, они не давали мне подключаться к модулю питания, приходилось учиться пользоваться вилкой и ложкой, даже ножом, что, конечно же, было недопустимо в мире информации. Они так же отгородили мою детскую всего лишь красной хлопковой занавеской с бегущими городами, а не био-тюлью. Еще мне пришлось учиться правильно произносить новые слова, мыслью-речью пользоваться без подключения к общему модулю было невозможно. Над моей кроватью, мама, исходя из своей прошлой работы педагога детского сада, повесила буквы и слога, которые я читала утром и вечером перед сном. Я не жалуюсь, просто на фоне других информационных детей, я выглядела нелепым отщепенцем, и мне было нелегко найти друзей, а виртуальные были пока что для меня в красной зоне.

Вася проснулась в своей кроватке, ногами отодвинула большое розовое одеяло к стене и сильно-сильно зевнула. Солнышко пробивалось сквозь плотные синие шторы и ясно рисовало новый летний денек. В коробке с игрушками кто-то пыхтел и сопел. Вася тихонько села на кровати, поставила ноги на квадратик бежевого линолеума, отпихнула попавшиеся под пятки пуховые тапочки и встала с кровати. Ее заинтересовал шум, доносящийся из коробки. Она пригнула голову и на цыпочках стала пробираться в угол, где были собранны игрушки.

Приблизившись, она увидела кончики мохнатых ушей, торчащие из коробки.

Маленькое существо размером с две сложенные ладошки что-то с неимоверным усердием раскапывало в ее игрушках и совершенно не обращало внимание на уставившуюся на него девочку. А Вася наблюдала за ним во все глаза. Она никогда не видела ничего подобного. Маленький зверек синего цвета с большими-пребольшими мохнатыми ушами с тонким длинным хвостом, служивший, очевидно, ему в качестве палки-копалки, напевал песенку.

Внезапно зверек замер. Девочка, собравшись, погладить его по шерстке, ответно застыла и остановила руку на полпути к его вельветовой голове. В это время ушки, словно локаторы повернулись в сторону девочки, а вслед за ними появилась и удивленная мордочка.

-Привет! Кто ты? Спросила Вася.

Зверек, спрятав одну руку за спину, мило улыбнулся и проговорил:

-Привет! Я твой Инктобер. У тебя не найдется немного чернил для меня?

И протянул ей пустой стакан с остатками какой-то темно-синей жидкости на донышке.

Вася смутилась, услышав, что зверек разговаривает, однако, увидев, как Инктобер протягивает ей пустой стакан и о чем-то просит, сразу же пришла в норму. Вообще-то она была девочкой общительной, и почти никого не боялась, кроме мыльных пузырей. Но это уже совсем другая история.

-А что такое чернила? Спросила Вася.

- Я никогда об этом не слышала.

Инктобер стал объяснять ей, что это такая особая жидкость для заправки очень важных составляющих и вдруг замолчал на полуслове, осознав, что пытается объяснить это ребенку 4-х лет от роду из века цифровых технологий. Если бы это была ее бабушка, а лучше прабабушка, то и объяснять-то ничего не пришлось. А тут…

-Вообще, тут такое дело. Давай знакомиться. Тебя как зовут?

-Вася. Сказала Вася и еще раз протянула руку, чтоб его погладить.

Инктобер сделал шаг назад, вильнув длинным синим хвостом.

-Вася, значит. А я твой Инктобер!

-А кто это такой?

-Это я.

В это время в соседней комнате послышались шаги, Инктобер исчез в куче с игрушками, а Вася осталась стоять, любопытно заглядывая через край коробки.

Мама зашла в комнату.

-А, ты уже встала. Отлично, Василиса. Сейчас Робот Дед оденет тебя, и мы поедем гулять.

-Но я не хочу гулять! Тотчас возмутилась девочка.

Вылезать из дома на какую-то природу ей совсем не хотелось. Да и Инктобер только-только появился. Но мама явно не собиралась покидать пределов комнаты до тех пор, пока Вася не подошла к большому стальному роботу и не нажала кнопочку. Шкаф тут же распахнулся и стал подбирать одежду по установленной программе «Вася июнь-прогулка». Мама спокойно вышла в коридор дожидаться готовности дочери. Не прошло и 10-ти, как Вася была одета и причесана по самой последней моде. Она еще раз подошла к коробке и заглянула в нее. Но Инктобер так и не появился. Пришлось идти гулять.

Вечером после ужина Вася сидела в комнате и мечтала о прозрачном смартфоне в розовом чехле. Мечты ее обладали такой силой воображения, что в какой-то момент она увидела приглушенный розовый свет внутри коробки. У света на фоне нарушенной округлой формы наблюдались торчащие ушки и длинный-предлинный хвост.

-Уррр, Мурр-лы-курр-лы, фррр-куррр-лы.

Напевал себе под нос Инктобер, что-то упорно разыскивая внутри коробки. Он перебирал игрушки, перекладывая их из лапок в хвост и от хвоста в лапки, тщательно изучая предмет, прежде чем отшвырнуть его на пол. Вскоре линолеум возле коробки стало не видать. Повсюду были разбросаны игрушки, мячи, конструкторы, плюшевые медведи и даже книжки.

-Что ты ищешь? Спросила, наконец, девочка.

-То, что ты не знаешь. С важностью в голосе ответил ей Инктобер.

-Но все же. Расскажи, мне очень-очень интересно узнать, что же это такое?

Инктобер хмыкнул что-то несвязное себе под нос и вдруг призадумался. Как объяснить маленькой девочке то, что она, должно быть, ни разу не видела в глаза? Да и через какое известное ей понятие можно рассказать о том, что так важно для него. Вот она разница в поколениях, да и в мышление очевидно.

-Ладно, уговорила. Я попробую.

Согласился Инктобер и стал выбираться из коробки. Хвостом он зацепился за большую голову куклы, и очень медленно стал спускать по краю коробки, держась лапками за свой хвост. Когда до пола оставалось 2 см, он раскрутил свой хвост и приземлился на обе лапки, немного наклонившись вперед, чтобы не потерять хрупкой равновесие.

Вася присела на корточки возле него и с интересом стала разглядывать его большие уши с длинными тонкими кисточками на концах. Ножки и ручки Инктобера были похожи на человеческие, но с 4-мя пальцами на лапках и с 6-ю на ногах. Они были такими тонкими и прозрачными, что Вася удивилась, увидев, как Инктобер держит в одной руке большую чуть ли не с него ростом склянку.

-Что у тебя за спиной?

Полюбопытствовала девочка.

-А, это?

Инктобер вынул из-за плеч небольшую склянку синего цвета с плотно закрытой пробкой.

-Чернильница. Ответил он

-Что-что? Еще раз переспросила Вася.

-Как бы тебе объяснить, - замялся Инктобер, но спустя несколько секунд сообразил.

-Чернильница, что-то вроде вашего холодильника, но с более простым режимом. В ней храниться то, что я кушаю. Вот что ты любишь есть?

-Гамбургеры и печенье. С улыбкой от уха до уха ответила Вася.

-Ни разу не пробовал подобную стряпню. Ну, да ладно, раз любишь, значит, для тебя подобная еда кажется вкусной. Представь, что ты взяла свои хамбургеры и печенье,

-Только большая-пребольшая тарелка гамбургеров и целый килограмм печенья.

Перебила его Вася.

-Хорошо. Целая куча хамбургеров и килограмм печенья. Так вот. Все это ты измельчаешь до порошка и засыпаешь в большую-пребольшую для целой тарелки и килограмма банку. Считай, что это запас провизии, который ты можешь съесть в любое время, как только почувствуешь голод.

-Фу, печенье с гамбургером вместе есть нельзя! Это ж гадость какая!

От одной мысли девочка скорчила такую рожицу, что Инктобер, будь он человеком, тот час переменил бы разговор. Но Инктоберы на самом деле чувствительны не настолько к людским привычкам и потому предпочитают не замечать очевидные изменения в поведение.

-А ищу я как раз чернила у вас. Или хотя бы старых, ну прямо-таки древних приятелей.

Продолжил Инктобер.

В это самое время Васю волновал совершенно другой вопрос. Утром Инктобер показался ей синим, но сейчас его шерстка отдавала слегка розовым оттенком.

-Странно, может это совсем другой Инктобер, -подумала Вася.

И спросила:

-А у тебя есть имя?

-Я же сказал: «Инктобер».

-А попался! А почему ты розовый, если утром я видела синего. Значит, ты не он! Сделала вывод девочка. Инктобер замялся, покрутил правой ногой по полу и проговорил:

- Не вижу в этом ничего странного. Разве ты не меняешь цвет?

Вася оглядела себя с ног до головы и, утвердившись в том, что утром ее цвет был таким же, как и сейчас, сказала:

-Нет. У меня один единственный цвет. Иногда я загораю летом, но сейчас мама решила привить мне моду ромашкового утра. И не дает мне быть на солнце, только в тени.

Инктобер, конечно же, понимал, что они из разных миров, и что будет еще не одно странное обстоятельство или какая-то нелепость в их общение, но главное, это выполнить задание, полученное группой. В последнее время инктоберов все прибывало и прибывало, форзацы книг не справлялись с количеством потерянных инктоберов и зачастую отказывались их принимать на свои поля. Поиск чернил стал жизненно важной задачей. Не решение ее ставило под угрозу весь инктоберский вид. Пока Инктобер обдумывал все это в своей голове, Вася пододвинулась к нему поближе и проговорила:

-А можно мне тебя погладить немного?

Инктобер не был в восторге оттого, что маленькая девочка станет его гладить, как какого-то уличного кота, но отказать побоялся. Все-таки знакомы первый день. Взаимопонимание еще не на таком уровне, чтоб ставить под угрозу всю операцию.

- Ладно уж, гладь, только не сильно прижимай уши. Они у меня волнопроводимые.

Вася нежно-нежно провела по голове инктобера, стараясь не дотрагиваться до его волнопроводимых ушей.

- Вася, ты легла спать? Из соседней комнаты послышался голос мамы.

Девочка…

Коллекция: творчество (Astrit)

en ru